02 Дек

Пламя наших чувств

Давно мною замечена у людей весьма странная тяга к отказу от своих эмоций, а так же к подавлению и обесцениванию «запретных» эмоций окружающих. Люди делят их на «позитивные» и «негативные», «правильные» и «неправильные», старательно подавляя в себе и близких ту или иную часть чувственного спектра, а то и всю палитру эмоций. Посудите сами, сколько раз нам доводилось сталкиваться с тем, что расстроенному до слёз человеку кто-то из его близких говорит, чтобы тот не страдал фигнёй? Как часто кому-то из нас выставляли претензии за «необоснованные» смех и наслаждение? Насколько привычным в детской и подростковой среде являются высмеивание слёз и личной симпатии? Всё это приводит к тому, что человек закрывается, начинает врать о своих эмоциях, сперва окружающим, а потом и себе. Он отказывается от своих собственных чувств и подавляет их. Думаю, всем уже известно, что ничем хорошим это не оборачивается ни для кого.
Конечно, осознавая это, многие пытаются исцелиться от тех пережитых душевных травм, которые в своё были заглушены всеобщим громогласным табу на эмоции.

Но, пытаясь уйти от вышеупомянутого сценария люди, как бы парадоксально то ни звучало, вновь к нему возвращаются. Ведь какую формулу нам твердят «духовность» и попсовая психология, к которым на первых порах многие обращаются: «Какая-то посттравматическая эмоция – признак неразвитости, незрелости, т.д.п. Вумнамудрым такое не свойственно, они этого не испытывают, всех прощают и благодарят». Чувствуете, чем пахнет? Всё тот же запрет на эмоции, только в другой обёртке. Уже и виноватым себя чувствует человек за то, что на кого-то обиделся, стыдится «неправильных» эмоций, а при столкновении с ситуациями, в которых все эти чувства естественны, упорно делает вид, что ничего такого не почувствовал, да бубнит что-то про опыт и «любофффь». Или лечится, но при этом делая всё наотмашь, пытаясь как можно скорее избавиться от своих чувств.

Но, как ни странно, выходит через пень-колоду или не выходит вовсе. Почему же? Давайте разберемся.
Всё дело в том, что наши эмоции очень похожи на телесные ощущения. Это наши естественные реакции а внешние раздражители. Сигналы к тому или иному действию. Мы не можем их не почувствовать в тех или иных ситуациях, как не можем не ощутить боль, сунув руку в костёр. И если человек будет держать руку в нём далее и утверждать, что чувствуют боль только слабаки, что горящие пальцы – ерунда, или пытаться строить из себя любителя прощать костёр, пока тот начинает глодать его плечо, то из этого не выйдет ничего хорошего. Что нужно в данной ситуации сделать? Надо почувствовать боль. Нет, не так. Надо ПРОЖИТЬ эту боль, признать, что, сука, больно, и, матерясь, отдёрнуть бедную конечность, начать тушить и исцелять.
С нашими эмоциями всё точно так же (ох, не зря же их ещё называют душевные переживания): пока мы их откладываем и игнорируем, мы разрушаемся. Пока мы не проживаем их, мы страдаем. Даже самый гениальный психолог не поможет вам, если вы не начнёте позволять своим чувствам быть. Ведь что делает данный специалист? Он помогает вам рациональной составляющей в вашей проблеме. Другими словами, психолог даёт вам инструкцию, как правильно тушить руки, лечить ожоги и впредь с кострами вести себя грамотнее. Но пока ты убеждаешь себя в отсутствии боли («Ой, да это сосиска подгорела» ), тебе инструкция не поможет.
А исцеление наступит тогда, когда ты можешь тот злосчастный костёр… простить. Странно, не так ли? Только что парой абзацев выше хаяла это утверждение, но сама же к нему и пришла. Возмутительно! Соль в том, что там, в попсе и «духовности», подменяют средство и следствие. Когда боль ушла и рука вновь здорова, ты просто уже не зациклен на том, что обжёгся, а вспоминаешь про отменно вкусную картошку, приготовленную в том же костерке. И знаешь, как себя вести с костром, потому больше в ту ситуацию не попадаешься. И только тогда уже можно говорить о том, какой это был опыт и урок. Тогда и только тогда, а не когда тебе уже уши подпалило!

Но, прежде чем это случится, должно произойти отпускание эмоции. Твоя боль должна утихнуть. Твоё чувство должно умереть. А что не жило, то умереть, в принципе, не может. Поэтому отпустить эмоции можно только глубоко погрузившись в них с головой, как в бездонный большой океан. Позволить огромной стихии погонять твой плот меж волнами, утянуть тебя в водоворот, поглотить, затащив на самое дно, и выбросить вновь на берег. (Кстати, если перманентно носишься с одной бурей без изменений, значит, проблема в бегстве от соседнего шторма.)
И, самое главное: наши чувства и эмоции, это то, что позволяет нам развиваться и расти. Через проживание и прочувствование ситуаций мы приобретаем абсолютно любой опыт в нашей жизни. А подавляя эмоцию и отрицая её, мы как бы консервируем её в той точке, до которой мы её прожили. При этом сами мы застреваем в развитии в той области, где застыло наше чувство: детская обида на бабушку приведёт к тому, что мы будем и в более взрослом возрасте оставаться в общении с ней в состоянии ребёнка, пытающегося до неё докричаться. Это как костёр затушить, а руку нет. И… приятель, у тебя что-то дымит.

(с) LomonosovA

Поделится этой записью:
 

Оставить комментарий