Шведская лесовица (skogsrået)

Самый популярный персонаж шведских народных преданий — лесовица (skogsrået) – мистическое существо женского пола, обладающее искусительной силой. В разных провинциях лесовицы именуются по-разному: skogsnuvan в южной Швеции, лесная дева в Уппланде, råndan в Бергслагене, bestan или guonna в Даларне, skogstippan в восточном Смоланде; также они могут носит имена собственные – Таллькот-Кари, Гран-Кари, Талле-Майа. Особенно характерны предания с участием лесовиц для юга Швеции, на севере роль этих существ перешла к виттрам.
Согласно поверьям, лесовицы похожи на обычных женщин, порой они бывают очень красивы, но их портит один недостаток – полая, как выдолбленное из дерева корыто, спина (в преданиях центральной Швеции упоминается хвост). Описание одежды варьируется в зависимости от того, из какой провинции происходит предание. Лесовицы живут поодиночке, лишь в отдельных случаях упоминается, что люди встречали нескольких лесных дев сразу. Характерной чертой в портрете лесовицы является звонкий мелодичный голос и завлекающий смех.
В 90% преданий о лесовицах говорится, что они являются работающим в лесу мужчинам и соблазняют их, после чего лесоруб или углежог, познавший любовь лесной девы, уже не может вернуться к нормальной жизни и каждый вечер уходит из дома, влекомый зовом лесной обольстительницы. Впрочем, фольклор всегда отдает должное народной мудрости: в Швеции хорошо известна так называемая сказка о волчьей ягоде (tibastsägen), в которой рассказывается о том, как сметливая крестьянка нашла способ избавить мужа от наваждения. По сюжету жена крестьянина, который попал под чары лесовицы, отправилась в лес, разыскала лесную деву и попросила у нее совета, как поступить с быком, который каждый вечер сбегал из хлева (известно, что лесовицы знают секреты обращения с животными). Лесовица посоветовала ей сварить волчьи ягоды, валериану и мох с крыши дома, взятый с северной стороны печной трубы, и напоить быка этим отваром. Крестьянка приготовила отвар и напоила им мужа, после чего его тяга к лесовице прошла .
Известны предания, в которых лесовица не заманивает мужчин в свои владения, а сама приходит к людям, обернувшись женой потенциальной «жертвы» или просто выдавая себя за крестьянку из соседней деревни, и остается жить среди них. В таких преданиях важен мотив узнавания лесовицы: тот, кто заметит характерные особенности ее внешности (например, хвост) и напрямую скажет ей об этом, избавит себя от компании нежеланной лесной гостьи и, может быть, даже будет вознагражден за честность. Так, в одном предании из западной Даларны говорится, что лесовица предсказала постоянную удачу молодому крестьянину, разоблачившему ее. Его же другу, который претворился, будто не понял, что за существо перед ним, она нагадала пожизненное невезение. Оба предсказания сбылись .
Кроме того, что лесовица использует людей для удовлетворения любовной жажды, она еще и делает их объектами своих далеко не безобидных шуток. Она может увести ребенка с хутора, ее любимое развлечение – всех «подравнивать». Если ей повстречаются двое разного роста, то она непременно постарается вытянуть низкорослого или так или иначе укоротить высокого. Здесь повторяется мотив «прокрустова ложа», что еще раз доказывает наследственность и взаимосвязь фольклора.
Впрочем, лесовицы не всегда представляют опасность для человека: тому, кто тем или иным образом заслужил расположение лесной девы, она поможет на охоте, пожертвовав лучшими из своих «подопечных» животных – крупным лосем, медведем. Однако лесовица может и заколдовать ружье, и охотник ни разу не попадет в цель – так она поступает с теми, кто был недостаточно вежлив с ней, вышел на охоту в неурочное время или посягнул на ее ездового лося.
Тот факт, что народ, живущий в непосредственном соседстве с природой, верил в различных сверхъестественных существ и возможность близкого контакта с ними, не кажется удивительным. Более примечательным кажется то, что даже в судах подобные представления воспринимались со всей серьезностью. Так, в конце XVI – начале XVII века многие молодые люди подверглись наказанию за «недопустимую связь»: в 1691 году 22-летний крестьянин из Вэстерготланда был приговорен к смертной казни, в 1737 году широкую известность приобрел длительный судебный процесс над Андерсом Монссоном, которого пытались уличить в связи с лесовицей .

Поделится этой записью:
 

Оставить комментарий