09 Ноя

«Краткое житие Кухулина 18+». Лекториум Гектора Шульца 18+

Кухулин родился в Ардриг на Маг Муиртемне. Его мамой была Дехтине, а папой Луг, а приемным папой Фергус. Ничего не поняли, а от обилия странных имен сводит скулы при попытке их произнести? Тогда вы попали по адресу, ибо сегодня дядя Гектор поведает вам о житие славного ирландского парня по имени Кухулин, который является одним из знаковых героев в ирландской мифологии.
Поэтому налейте себе виски из кувшина, почешите за ушком своего истеричного той-терьера, представляя, что это ирландский волкодав, и погружайтесь в буйную историю того, кто послал на хер саму Морриган.

Однажды сестру Конхобара – тоже довольно известного героя ирландских саг, приметил Луг. Нет, не тот луг, на котором какают коровы и бьются до смерти всякие ирландцы, а Луг – бог света, так же известный, как Илданах, Савилданах и ЧоКочетНах! Приметил и, не мудрствуя, склонил к соитию, результатом которого стало появления на свет уникального младенца. У новорожденного, к маминому удивлению, обнаружилось по семь пальцев на руках и ногах, а в глазах по семь зрачков, и в каждом по семь драгоценных камней. Но это еще все. Было у младенца еще четыре ямочки на щеках – голубого, пурпурного, зеленого и желтого цветов. Ах, да. И пятьдесят желтых прядей на голове, дабы окончательно подчеркнуть необычность уникального дитя.

— Ох, пиздец какой! – всплеснула руками Дехтине, увидев, ЧТО выползло на свет из её писечки, и обратилась к отцу малыша. – А попроще нельзя было? Ну, без ямочек этих, камней драгоценных в глазах и прочего?
— Нельзя, — отрезал Луг. – Надо, чтобы все знали, что он – мой сын.
— А ну как его дети в школе будут унижать и дразнить четырехямочковым семязрачком?
— Не будут. Я ему силу свою передал, — усмехнулся бог света. – Кто его обидит, того он изобьет до синевы. А я еще и молнией с неба уебу.
— Ну, тогда ладно, — вздохнула Дехтине, смотря на сына. Тогда она еще знала, что родила величайшего героя всея Ирландии. И младенец, только научившись ходить, тут же принялся доказывать свою крутость на деле. В семь лет (да, магическое число, не иначе) он взял в руки оружие и принялся насаждать в древней Ирландии демократию.

В частности, следуя на пир в честь своего дяди Конхобара, малец немного заблудился. Да так заблудился, что забрел во владения эпического кузнеца Куланна. Кузнец был душкой и развлекался не только тем, что ковал всякие смертоубийственные вещи, но и занимался зодчеством. Помимо этого, он владел некой лютой собакой, которая охраняла витавшего в облаках кузнеца и его добро.
Поэтому, когда на пороге вдруг возник тощий подросток, пес ринулся на незваного гостя, но вот сожрать не сумел, ибо подростком оказался знакомый нам сынишка бога света, не имеющий пока имени. Гость схватил удивленного и чудовищного пса за хвост, а потом с криком «ЧОРНЫЙ ПЁС, КАК ТЫ ПОСМЕЛ?!» уебал несчастную животину об стену, чем спровоцировал у пса маленький приступ смерти. И это, что вполне логично, не понравилось Куланну, который наказал мальца-собакоубийцу по всей строгости, заставив исполнять функции сторожевого пса до того момента, пока не подрастет щенок от убитой им собаки. Дождавшись вольной сын Луга не только заставил говорить о себе всю Ирландию, но и обрел, наконец-то, имя. Кухулин. Что в переводе с ирландского значит – Пёс Куланна.

Конечно, о смазливом юнце, одолевшем чудовищного пса мифического кузнеца, говорили все подряд, а прекрасные девы восхитились настолько, что стали предлагать юному Кухулину тепло своего тела. Но Кухулин на всех смотрел, как на говно. Ну, почти на всех. Исключением была дочурка Форгала Манаха – Эмер, славившаяся красотой и умом.
Кухулин поступил, как и все герои, когда явился к прекрасной деве с предложением руки и сердца. А именно, начал говниться и хвастаться своими подвигами, заявив в конце, что в жены возьмет только девственницу. Форгала выебывающийся молодой человек взбесил, и он опустил его с небес на землю, когда сказал, что руку его дочери получит лишь тот, кто выполнит три особых подвига. Но стоило Кухулину посмотреть на вырез рубахи Эмер и увидеть сладкие полушария сисечек, как он понял, что разобьется в лепешку, но подвиги выполнит. И вот, что он сделал:
— Уебал сто воинов из каждого ирландского брода.
— Уебал «трижды девять мужей с одного удара, да так, чтобы оставить в живых по одному из каждой девятки».
— Круглый год уебывал Бенн Суана, сына Роскмилка, ибо так велели сисечки Эмер.

За время выполнения подвигов Кухулин умудрился победить и воительницу по имени Айфе, которой сохранил жизнь с весьма интересным условием. Воительница должна была разделить с Кухулином постель, потом, приняв в себя его семя, родить сына и отправить того к папе с тремя гейсами. Гейсы – это не ирландские предки Билла Гейтса, а свод непреложных запретов, нарушать которые было нельзя под страхом вечного опиздюливания после смерти всякими йобаными аспидами. Так Кухулин велел, чтобы его сын никогда не называл другим своего имени, никому не уступал дорогу и никогда не отказывался от поединка. Последнее привело к тому, что однажды на мосту столкнулись два барана… Кухулин и его сын Конлуи. Победил, ожидаемо, Кухулин, так и не узнав, что заколол к хуям собственного сына. Ну да ладно. Мы как-то про Эмер забыли.

Вернувшись после выполнения всех подвигов, Кухулин немного удивился, увидев, что ворота замка Эмер перед его носом никто открывать не собирается. Опечалился герой и уселся на пороге, где просидел целый год, выражая смиренность. Потом ему это надоело и Кухулин, осерчав и перепрыгнув стену замка, распидорасил всех его жителей, похитил Эмер и все сокровища Форгала, после чего справедливо ускакал к дяде Конхобару и не расставался с Эмер до самой своей смерти. Ах, да. Форгала он немного задушил, ибо не простил тому нарушенного слова. А может не простил попытки выдать дочь за другого, пока Кухулин подвиги выполнял. Кто ж их, ирландцев, поймет.

Но особо запомнился ирландцам другой подвиг Кухулина, когда он семнадцатилетний и одинокий охранял проход через брод от армии королевы Медб, тоже питавшей к буйному герою симпатию. По договору пройти через мост можно было только тогда, когда Кухулин будет убит. С маленькой поправочкой. Бои должны были проходить один на один. И Кухулин эпично всех уебывал, пока страдающее от нечистого поноса войско уладов не исцелилось и не пришло ему на помощь.

Ну а к двадцати семи годам Кухулина понесло. Он отказал богине Морриган (об этом можно почитать в отдельной статье), которая тоже любила героя, просрал все свое оружие, нарушил гейсы, нарушать которые было нельзя и, привязав себя к священному камню, умер стоя, пронзенный своим же оружием.

Ну на сём краткий экскурс в мифологию древней Ирландии завершен. С вами был дядя Гектор. Не залупайтесь на сыновей всяких богов, держите данное слово и пейте настоящий «Гиннесс». Едрить вас, по традиции. И покеда.

Поделится этой записью:
 

Оставить комментарий