09 Окт

Кучка червей и немного перформанса  

Старая шутка гласит: отличать стили современного искусства очень легко. Если вы нагадили кому-то под дверь, позвонили и убежали — это инсталляция. А если позвонили, дождались, пока откроют, и сели гадить при зрителях — это перформанс. Если же вы собрали ваших друзей, дождались открытия и все вместе присели по нужде — это флешмоб.

Шутки шутками, а я вот на днях по некоторым сугубо личным причинам, была вынуждена просмотреть от корки до корки всё творчество одного «широко известного в узких кругах» местного фотографа. Много их нынче развелось, даже страшно…
Ну вы знаете этот модный штиль. Кучи битых стройматериалов, обветшалые здания и предметы, нарочито тусклые цвета, показательно некрасивые люди, выставленные в самых органичных своих проявлениях… Я просмотрела бесконечное количество поразительно уродливых фото. Были там и беременные животы, и голые люди, валяющееся в битом кирпиче, и дети, заснятые в самых непринужденных позах и, конечно, огромное количество просто неприятных глазу вещей.
Я люблю фотографию. Хорошее, нестандартное фото, действительно заставляет ощутить шквал эмоций и мыслей. Но
ЭТО… А ведь ЭТО сейчас везде. Я таких фотографов и режиссеров знаю массу. И если викторианский декаданс навевал нам бледную готику, шуршащие трауром платья и вселенские печальки на ровном месте, то нынешний вызывает просто омерзение. Нет, не шок, как на то искренне надеялись «творцы». Просто омерзение. Ну как гниющие рыбьи потроха или комок червей. Я не впадают в ступор от таких картинок. Я начинают думать о том, что это — безнадежные потуги хоть чем-то меня (зрителя то есть), удивить.

Что, в сущности, такое искусство? Это отражение чьих-то эмоций и мыслей. Поданное через призму творчества.
И когда мы вкушаем какой-либо вид искусства, мы всегда преследуем две простых цели — либо утолить голод тем, чего нам не хватает, либо найти отражение того, чего у нас в избытке и что требует разбора.

Одни читают детективы, смотрят боевики и шпионские приключения. Когда их жизнь очень безопасна, продумана и скучна. Другие жадно поглощают любовные романы, смотрят драмы и мелодрамы, рыдают над песнями о любви. Сразу видно, чего не хватает в их скучном мирке, да? Третьи обожают что то легкое, с юмором, с надеждой и ярким хэппи-эндом. Эт я, мне этих особенно жалко, мда. 🙂
Люди в глубине души пытаются артом восполнить то, чего у них нет. Хоть на часок окунуться в тот мир, где в избытке есть доза нужной эмоции.
Вспомните фильмы 30-х — 40-х. Хоть местные, хоть американские. Кругом безработица, война, ужасы и смерть. А кино было позитивное просто до маразма. Особенно советское. Потому что люди, годами живущие в кровавой черноте, просто не смогли бы видеть еще и кино про голод, смерть, болезни и катастрофы. Был джаз, нарочитый позитив, танцы, любовь и улыбки, смело разводящие румяные щеки героев.

Во втором случае люди ищут отражение. Вы замечали, что когда человека терзает некая сильная эмоция, он все свои разговоры сводит именно к ней? Влюбленный говорит о любимом, счастливый — о своих переживаниях, человек в горе говорит о своем горе, и каждый постоянно вопросительно смотрит на вас. Мы обсуждаем такие вещи, чтобы иметь разные мнения о своей ситуации, чтобы проговорить проблему или найти в разговоре то, что упустили.
Читая книгу или смотря кино, где герои переживают близкие вам проблемы, вы словно вдоволь говорите о них, видите их отражение, размышляете о них в новом ключе. Часто даже находите ответы.
Иногда в искусстве находится и нужный шок, встряска. Вы откладываете книгу или выключаете кино, вытирая слезы ужаса, но и облегчения. Словно прожив заочно то, что вас пугало. Прожив — перестали так бояться.

Конечно же, я говорю о чистом искусстве. Читать учебник по сопромату и кайфовать от него — совсем другая история.
Фотография, в силу своей минималистичности — самый сложный вид искусства. По той простой причине, что делая фото, у вас просто нечем и негде описать то, что вы думали и хотели сказать этим всем. Нет слов, нет букв, нет мелодий и звуков. Только один момент времени, пойманный и застывший в кадре.
И вот в этом то арте как раз и можно уловить эмоцию в чистом виде. Либо она там есть, либо ее там нет. Хорошее фото всегда вызывает эмоции, даже если лично вам оно не понравилось.
В тех фото эмоции определенно были.

А теперь большой вопрос. К какому же типу поисков относятся любители небритых гениталий на куче кирпича, восторженные созерцатели мутных пьяниц и наркоманов, всякого рода червей и потрохов, мусора? И, в особенности, фанаты писателей типа Кафки. Вот они ищут… что? Они в этой куче отбросов ищут отображение себя или восполняют то, чего у них нет?.. Мне не нравится ни один вариант, если честно.
Если первый, то что за люди, с липкой мерзостью внутри? А если второй, то чего же у них нет?
Я уже даже не трогаю вопрос о том, что за дерьмо плещется внутри самих творцов, что оно из них прямо таки хлещет.

У меня вот много проблем. Я люблю яркие, красивые, сказочные кадры. Я люблю книги, навевающие позитив и интерес к жизни. Конечно, я люблю не только это, но подсознательно всегда выберу хэппи-энд и яркие краски. Ибо в жизни этого очень мало, хочется как-то где-то это видеть.

А у фанатов популярного жанра, я так смотрю, в жизни всё просто зашибись. Видимо, современное общество уже достигло тех опасных пределов, когда всё настолько хорошо, что становится страшно — а не будет ли потом плохо? Не качнется ли маятник в обратную сторону?… И начинают тепличные, красивые и розовощекие с жадным восторгом рассматривать опустившихся бомжей, гниющее мясо, мусор и прочий ценный арт-материал, коего на любой мусорке — завались. И фильмы, где мерзкие люди подолгу курят, глядя в грязное окно, думая о своей паскудной жизни, и всё всегда заканчивается для них или плохо или просто продолжением этой серости. Им нужна безнадега и темная, мутная мерзость.
Отсюда же и стремление поглазеть на некрасивых людей, у которых обязательно должны быть угри, волосатые подмышки и какое-нибудь неоднозначное выражение лица. Все это потому, что штампованная красота кругом стала органичной частью беспроблемной жизни.
Знаете, а я очень люблю Хаяо Миядзаки и фотоработы Элизабет Гадд. Ибо кучи мусора, горе и тусклые цвета я и так ежедневно вижу, зачем это дублировать?

Поделится этой записью:
 

Оставить комментарий