09 Фев

Мизогинные отношения

Большинство думает, что женщина, с которой плохо обращается партнер, просто берет и уходит от него. Однако в мизогинных отношениях происходит диаметрально противоположное. НИЧТО НЕ ПРИВЯЗЫВАЕТ ЖЕНЩИНУ К МИЗОГИНУ ТАК, КАК ЕГО РЕЗКИЕ ПЕРЕХОДЫ ОТ ЛЮБВИ К НАСИЛИЮ.

Большинству их нас приходилось играть на игровых автоматах. Помните, как трудно было от них оторваться, раз уж вы начали игру? Одна из причин, по которой от автомата трудно отойти, — убеждение, что вот-вот вы сорвете куш. Ожидание создает стресс и возбуждение. Периодически выигрыш действительно выпадает в том или ином объеме, достаточном однако, чтобы в вас горела надежда. То же самое воздействие оказывает колеблющийся между милостью и немилостью характер мизогинных отношений.

Незнание того, когда ожидать от него любви, а когда насилия, выбивает женщину из равновесия и крепко подсаживает на крючок. Я хочу еще раз повторить то, о чем я говорила во вступлении: речь не идет о мазохизме женщины. Понятно, что в любой момент в этих отношениях есть как любовь, так и боль, поэтому неизбежно возникает вопрос: «Неужели ей это не нравится? Неужели ей самой этого не хочется?». Ответ — НЕТ. Есть поразительные доказательства того, что все, что делают женщины, направлено на поиски способов сделать партнера более добрым и любящим. Мазохизм — состояние, когда человек получает удовольствие от боли. Женщина, оказавшаяся на крючке мизогинных отношений, на деле панически пытается ИЗБЕЖАТЬ боли.

Маятниковое поведение мизогина формирует у партнерши убеждение, что именно ОНА может исправить ситуацию. Не осознавая этого, женщины начинают заключать бартерные сделки в обмен на любовь и одобрение партнера. Вот что рассказала работающая в полиции Ники:

«Иногда мне кажется, что я смогу управлять его отношением ко мне, если будут вести себя так, как ему хочется, и делать то, что он мне говорит». Ники отправилась в путешествие за волшебным ключиком: нащупывание правильной линии поведения, чтобы Эд все время любил ее. Она была уверена, что если соответствовать его требованиям, то сможет удерживать его в хорошем настроении и избегать плохого. Эд, как и всякий другой мизогин, поддерживал в ней это убеждение. Он часто напоминал ей, что мог бы всегда быть хорошим, если бы она перестала делать это или изменила бы то. К несчастью, волшебного ключика не существует. Как нежность, так и ярость мизогина обычно имеют мало общего с тем, как ведет себя его партнер. У мизогина свои демоны (об этом дальше в шестой части), так что нет никакого способа гарантировать его хорошее настроение или избежать его ярости. Вот что рассказала мне Нэнси: «Бывало, я сидела в спальне и репетировала, что и как я ему скажу, чтобы он на меня не рассердился. Я повторяла одно и тоже десятью-двенадцатью способами, пока не нащупывала тот самый, который его не рассердит». Нэнси обнаружила, что какой бы способ она ни выбрала, Джеф мог в равной степени обрушиться на нее как в ярости, так и с поцелуями.

Пола тоже верила в существование волшебного ключика, и она готова была пойти на сделку со своим достоинством, лишь бы супруг ее больше любил: «Джерри сказал мне: «Если бы ты была посговорчивее и плакала, то я бы перестал на тебя кричать». Я пыталась обращаться к нему и с лестью, и со слезами, но толку все равно не было». Когда женщина уверяется в существовании волшебного ключика, она скорее всего направит всю свою энергию на бесплодные попытки найти его. В процессе она окончательно утратит свое право на хорошее обращение. Поскольку ее эмоциональное благополучие зависит от перепадов настроения партнера, она утрачивает способность отстаивать свои интересы, быть ассертивной, полагаться на свои решения.

Страстная надежда каждой находящейся в мизогинных отношениях женщины — ЧТО-НИБУДЬ ПРОИЗОЙДЕТ, И ОН ИЗМЕНИТСЯ. Ей кажется, что он обнимет ее и скажет: «Я знаю, я обращался с тобой ужасно. Прости меня, пожалуйста. Я люблю тебя и я никогда больше не буду на тебя кричать. Теперь все будет иначе». Женщины готовы использовать любой мельчайший лучик света, чтобы укреплять эту надежду. Лора вспомнила, что она чувствовала после крупной ссоры, которая случилась между ней и Бобом в ночь перед свадьбой: «Он позвонил мне в шесть утра и начал извиняться. Он сказал, что был в стрессе, что это никогда не повторится. Он сказал, как сильно он меня любит и нуждается во мне, как он огорчен своим ужасным поведением. Он так красиво извинился и был таким любящим и чудесным, что я растаяла. Я была убеждена, что все самое ужасное уже позади, и теперь у нас все будет замечательно». На всем протяжении брака эта модель ссоры с последующим примирением питала надежды Лоры. За выходками Боба обычно следовали извинения, цветы и слезы. Это не только невероятно волновало Лору, но и служило для нее доказательством, что Боб действительно изменится. Понятно, что эти изменения были временными.

Подобные извинения вызывают сильную зависимость, они поощряют надежды, что в будущем все изменится к лучшему. Однако надежды следует обращать туда, где они могут сбыться. Надежды на то, что мизогин чудесным образом изменится, — тщетны. Надежда на то, что он изменится, поиск волшебного ключика, интенсивность ее любви, — вся эта комбинация делает позицию женщины очень уязвимой. То, что она смиряется с оскорблениями, унижением, тактикой запугивания, дает мизогину невероятную власть над женщиной, — теперь он может контролировать ее поведение и чувства простой сменой настроения. Для нее нет ничего страшнее.

© Сюзан Форвард

Поделится этой записью:
 

Оставить комментарий