20 Сен

Почему люди не хотят детей, или несколько слов о чайлдфри

Один монах сказал старцу:
— Не всегда легко узнать, в чём состоит твой долг.
— Наоборот, очень легко, —  ответил старец. — Это то, что тебе меньше всего хочется делать.

Христианская притча

В свое время я написал небольшую статью: «Почему люди хотят детей». Казалось бы, неужели важны причины? Хотят – хорошо, хотят и могут – еще лучше; и в любом случае, как известно, дети – наше будущее.

Но с другой стороны – именно для психотерапевта, причем для психотерапевта консультативного, причины, побуждающие людей обзаводиться потомками, оказываются важны. Ибо проблемы, с которыми потом обращаются к психотерапевтам, в частности проблемы детско-родительских отношений, часто проистекают оттого, что бессознательные ожидания впоследствии не совпадают с реальностью.
Но сейчас многие все чаще задают другой вопрос: «Почему люди НЕ хотят детей?» А есть, мол, такие личности, которые называют себя чайлдфри и говорят в открытую, что вообще не собираются  рожать: да как же, дети ведь это наше будущее и все такое. Потому хорошо бы, если бы была такая же парная статья – почему люди не хотят детей.

Разумеется, в данной статье я никоим образом не касаюсь тех, кто не может иметь детей и страдает от этого. Бесплодие – это другая история, причем часто весьма печальная, и сегодня мы говорим не о ней. А о людях, которые вроде бы физически здоровы, социально благополучны, а рожать – не хотят!

Как ни странно, но в этом явлении – когда кто-то может, но не хочет иметь детей – для психотерапевта предмета исследования нет. Не хотят люди – их право. Принуждать становиться родителями – это деструктивный ход, и как правило, ничего хорошего из этого не получается.

Но первые проблемы подчас начинаются тогда, когда окружающие всё активнее пытаются выяснить у знакомого или знакомой: «А почему у тебя до сих пор нет детей?» И сами начинают анализировать возможные причины этого, называя их более понятными для себя именами. Чаще всего упоминаются  «инфантильность» (то есть человек считает себя пока недостаточно социально зрелым для родительства); «эгоизм» (человек  просто думает, что вначале должен социально и финансово встать на ноги, а потом уже рожать); «перфекционизм» (человеку хочется, чтобы его дети жили в лучших условиях, нежели сейчас он сам, и он откладывает вопрос родительства на то время, пока добивается этих условий).
Думаю, понятно, почему эти «определения»  я взял в кавычки.

Кроме того, далеко не всегда удается осознать и сформулировать причины нежелания обзаводиться потомством: да и не нужно этого, разве что сам человек будет этим озабочен и придет на прием с просьбой «помочь в этом разобраться». А если он сам не считает это проблемой для себя – то опять же, не обязательно копаться в причинах, скорее можно порадоваться, что не рождаются на свет нежеланные и нелюбимые дети.

Но мои клиенты (а чаще клиентки) часто задают немного иной вопрос: почему кому-то постороннему так важно, чтобы все становились родителями? Почему некоторые не могут спокойно произносить слово «чайлдфри» и говорят, что «эти люди попирают свое природное предназначение»? Иногда прессинг общественного мнения такой, что, кажется, еще немного – и в суд подадут на человека «за преступное бездействие».
Поэтому мы поговорим не о том, почему некоторые детей не хотят, а о том, почему другие хотят, чтобы они хотели. Даже точнее – не хотели, а обязаны были рожать!

***

Редкий психотерапевт, психолог или иной семьевед к сегодняшнему  дню не озвучил сентенцию «дети должны быть желанными». Это бесспорно, если речь идет о будущем счастье детей и родителей. Но с нежеланием иметь детей сейчас почему-то идет борьба методом общественного насилия.  Хотя вроде бы давно известно, что если какую-то потребность формировать методом принуждения, то у человека вместо потребности возникает, наоборот, реакция отторжения и протеста. Если хотите – на уровне инстинктов, в частности, инстинкта самосохранения. Человек будет отгораживаться не от навязываемой потребности, а от самого факта насилия. Точно так же любое стремление к репродуктивной деятельности, особенно у человека думающего и анализирующего ситуацию, можно убить давлением из серии «Каждая женщина непременно должна родить, а ты!..»

Убеждение, что «каждая непременно должна родить», было верно давным-давно, когда такое страшное явление, как детская смертность, имело очень высокие показатели. И из рожденных, условно говоря, десяти детей выживали один-два. А сейчас показатель выживаемости, к счастью, много выше. И нынешнее общество, если рассуждать логически, вполне может пережить, чтобы те женщины, которые пока не испытывают потребности становиться мамами, ими и не становились (то же самое и в отношении мужчин, не испытывающих потребности становиться отцами). Ибо материнство, да и вообще родительство – это все-таки не профессия и не обязанность. Это возможность, которую если реализовывать из-под палки  – результат, как правило, будет достаточно грустный.

Жаль, что иные люди этого не понимают и продолжают упорно интересоваться, отчего это у человека до сих пор нет детей. Как говорила одна моя клиентка – «При подобных вопросах у меня ощущение, будто меня раздели и прилюдно изучают мои репродуктивные органы».
К мужчинам с такими вопросами тоже пристают, кстати, — хоть и реже.

Вследствие такой, мягко говоря, нетактичности многие чайлдфри обоих полов вынуждены объединяться (к примеру, в сообщества в сети) и даже защищаться, иногда весьма агрессивно: так же, как объединяются любые угнетаемые меньшинства.  Именно в целях защиты от общественного мнения, которое давит вот этой самой сентенцией «Если вы не хотите детей, вы…» Далее подставьте любой нелестный эпитет по своему вкусу и воспитанию.

Безусловно, эскалация противоборства с обеих сторон часто приводит к чрезмерным крайностям: с одной стороны «долой всех беременных», с другой —  «долой всех бездетных». Это уже не осознанный выбор, а выплеск агрессии, которая ничего общего с сознанием и логикой не имеет. И мы сейчас не об этих эмоциональных выплесках, а о тех людях, кто взвешенно и спокойно сам для себя сказал «не хочу» (может быть – «пока не хочу»), а общественное мнение в сотни голосов сначала строго вопрошает —  а почему не хочешь, а потом кое-где и припечатывает: ДОЛЖЕН/ДОЛЖНА!!!
И тогда возникает вопрос: а почему?

Почему каким-то чаще всего посторонним людям есть дело до чужой репродуктивности? И почему некоторым так важно, как было сказано в одном чайлдфри-сообществе в интернете, «поработать кукушкой в ваших биологических часах»?

Разумеется, мы не можем заочно и при общем подходе точно диагностировать причины каждого, но навскидку можно сделать несколько предположений.

Первая причина, побуждающая делать это – иерархическая. «Я наделен(-а) особой властью контролировать людей и тебя в частности, и делаю это в общественно одобряемой форме!» Разумеется, никто человека такой властью не наделял, но иногда от бессознательных убеждений избавиться очень сложно.  Как правило, желание «учить жизни и говорить о долге» присваивают себе личности с так называемым иерархическим мышлением, которые таким образом банально ощущают себя социально выше за чужой счет.

Вторая предполагаемая причина – своего рода месть. Это тот самый случай, когда человек сам в свое время стал родителем, подчиняясь давлению общества и «долгу», в результате много чего натерпелся, а теперь стремится, чтобы то же самое делали и остальные: «Я нес это бремя, а ты? Я выполнял свой долг, а ты?»
И если сказать этому человеку, что никакого такого долга в реальности  уже давно нет – он не воспримет. Потому что иначе получается, что все его родительские жертвы — зря!
Как говорится, «нет хуже угнетателя, чем бывший раб».

Третий возможный вариант – попытка контроля чужой интимной жизни. Более того, все чаще приходится слышать или встречать в сети высказывания вида «дети – это логическое продолжение секса». Сегодня,  в эпоху развитой контрацепции, подобное звучит как минимум странно. К тому же, если логическим продолжением секса считать детей – то получается, что человеку нужно примерно столько же половых актов в жизни, сколько у него потомков; никак не больше.

Четвертая причина – гендерная дискриминация. Этим, увы, страдают и мужчины, и женщины: исповедуя принцип «Женщина должна быть прежде всего машиной по производству населения, и в этом главное предназначение всех существ женского рода!…»
Для некоторых это плюс к тому еще и означает, что конкретную женщину – свою дочь или жену – они бы таким образом с удовольствием привязали «к семье и дому» во избежание собственного беспокойства за ее «неподобающее» излишнее социально активное поведение.

И еще одна причина – та, по которой подобное любопытство появляется не у посторонних людей, а у родственников. Именно от них, к сожалению, труднее всего дистанционироваться, когда они спрашивают «А когда же у тебя детишки будут»: потому что они вроде как в своем праве. «Мама (папа) хочет внуков»! А на самом деле это означает, что мама (папа) чаще всего бессознательно стремится реализовать свое чувство власти и стать  «главой большого клана». Это в нашем языке «бабушка» означает «старушка»,  а дедушка – «старик»; на том же английском, немецком, французском женщина,  имеющая внуков, называется «большая мать». А мужчина – «большой отец».

И жаль, что иные родители, намеревающиеся со временем стать «большими родителями», полагают, будто потомки непременно обязаны реализовать их желание.

***

Безусловно, для многих дети – это счастье. Но вряд ли стоит любое счастье кому-то навязывать. Каждый сам приходит в свое время к своему пониманию счастливой жизни, иногда совершенно не похожему на ваше. А насильно, как известно, в рай не тянут.

В связи с этим можно проанализировать еще один довольно проблемный момент: нередко люди, имеющие детей, относятся к чайлдфри с выраженной и неприкрытой агрессией. Однако, если рассуждать логически — любой родитель, наоборот, должен быть чайлдфри благодарен: те, кто не имеет детей, не усугубляют конкурентную ситуацию для уже рожденных, не заставляют их более активно и напряженно бороться за кислород, продукты питания и место на планете. Чайлдфри не пополняют очередей в детских поликлиниках и не претендуют на места в детских садах, не рожденные ими дети не повышают конкурс при поступлении других детей в ВУЗы и при поиске работы. А самое главное — за что лично родителю ненавидеть чайлдфри, если каждый из них живет в соответствии со своим пониманием счастья? Одни в своё удовольствие рожают, а другие – нет. То есть нет пересекающихся интересов и как следствие — почвы для конфликта.

И опять выходит, что ненависть к чайлдфри испытывают те, кто относится к своему деторождению в глубине души как к вышеназванной повинности перед обществом (какие бы красивые слова о собственном удовольствии ни произносил вслух). В этом случае все куда понятнее: вот, мол, я наступил(а) на горло своему свободному полету — родил(а), долг выполнил(а), а этот/эта — не выполнил(а)! Да как он(а) смеет, давайте все покажем на него/нее пальцем и все скажем в лицо, какая он(а)… (здесь опять подставьте любой нелестный эпитет).

Соответственно, если некто обзавелся потомством по собственному желанию — ему не за что ненавидеть чайлдфри. А если банально подчинился шаблонам про «долг и обязанность» — тогда этот некто будет очень их не любить. Потому что они смеют жить по собственным принципам и в своё удовольствие, а он — нет.

Мне могут сказать, что, мол, «как же вам не стыдно, доктор, вы выступаете против рождения детей!» Однако я ни в коей мере не против этого. Я за то, чтобы общество было озабочено не только количественным, но и качественным ростом демографической кривой. Ибо детей мало родить: им необходимо еще и помочь вырасти адекватными, воспитанными и все-таки счастливыми  людьми.

Поэтому я всячески за то, чтобы в этом вопросе у каждого мужчины и у каждой женщины была свобода. В первую очередь – свобода принятия решения, свобода не подчиняться явному или скрытому давлению извне, и т.п. Каждый сам вправе решить, становиться ему родителем или нет, и когда.  Есть даже такой термин: осознанное родительство. Когда сами супруги хотят ребенка именно потому,  чтобы поделиться с ним нажитым опытом и взаимно обретенным счастьем.

Кстати, слово «чайлдфри» в переводе значит не «ненавистники детей» и не «противники детей», а – «свободные от детей». Именно свободные. Может быть – пока. Но это решение – становиться родителями – всегда лучше принимать свободно. Тогда у нас будет намного больше желанных и счастливых потомков, рожденных у не менее счастливых отцов и матерей.

Поделится этой записью:
 

  • На мой взгляд, слишком много перекосов.
    Все беды от безделья. Если наши мамы и папы просто жили, как им нравится, и как считали нужным, и не имели болезненной потребности выпендриваться ничегонеделанием, то сейчас изо всех щелей полезли Бабы-Яги, которые против.
    Кто-то растил детей, кто-то не рожал. Кто-то работал головой, кто-то руками. Кто-то заводил собак, кто-то кошек. Кто-то читал научно-популярную литературу, кто-то художественную… Этот список можно продолжать бесконечно, объединяет эти примеры одно: каждый жил, как нравится, и другим мозги не выносил.
    Это сейчас изо всех щелей полезли «чайлдфри», «легкоходы» и «тяжелоходы», «толкинисты» и «пушкинисты», «ЗОЖ-ники» и прочие чеканутые, кичащиеся своим образом жизни и оправдывающие своё болезненное поведение неким «социальным давлением». Я вас умоляю. Когда человек делом занимается, реализует себя через трудовые и умственные достижения, верещать на каждом углу про то, как его, страдальца, все-то «угнетают», потребности попросту не возникнет.
    Здесь ошибка терминологии: ничего общего психически здоровые бездетные люди с больными на всю голову чайлдфрями не имеют. Отними у них обожаемый чайлдфризм — и они немедленно сделаются кем-то ещё. Какими-нибудь «догхантерами» или ЗОЖ-никами, или «а-я-не-смотрю-телевизор». Их проблема в том, что самореализоваться они не могут и не хотят (это ж надо жопоньку свою поднять, ну), однако древний могучий эволюционный инстинкт их под жопоньку пинает нещадно. Вот и выпендриваются тем, что чего-то не делают, а чтобы в психушку добрые родственники не упихали, выдумывают некое «социальное давление» себя, таких несчастненьких.
    Или сознательно внимание привлекают. СДВ. Но это уже совсем из другой сказки.

    • Тут смысл совершенно в ином. Название — чайлдфри, соглашусь, для русскоязычного человека, убогое. Но эти люди приходят к решению не иметь детей по другим причинам, некоторые осознают насколько несовершенен мир в котором мы живём и просто не хотят приводить в него другого человека. Тем более этот человек не просит его сюда вывести. Некоторые женщины не имеют желания рожать, нет никакого у них инстинкта, да и такое бывает. Да мало ли какие у кого аргументы. Это выбор человека и его личная территория, и чему и кому быть на этой территории, это только его дело.

  • Был такой старый анекдот: в мединституте в конце лекции по сексопатологии професор, чтоб закрепить материал, спрашивает студентов: «Как называется мужчина, который хочет, но не может?» Студенты хором: «Импотент!». Профессор: «А тот, кто может, но не хочет?» С задней парты раздается гневный женский голос «Да козел он, кто ж ещё-то!»
    Почему общество давит на чайлдфри? Потому что индивидуализм и эгоизм, не являясь проблемой для самого человека, являются проблемой для общества. Это не только о чайлдфри.

  • Случай как раз про меня. Родители задалбывают про детей, я им говорю хотите внуков сами делайте

Оставить комментарий