09 Окт

Кармические панки

Есть у меня странная привычка помогать людям. Совершенно спокойно могу поехать к кому-то и сварить суп (ну некогда человеку, задолбался на работе). Или привезти лекарств. Или просто выступить в роли жилетки. Сорю деньгами попрошайкам, приезжаю, если просят помочь. Почему? Потому что я могу. Все думают, что это у меня на почве моей гипер-религиозности такая блажь, но мало кто из думающих знает, что в душе я как была неформалом, так это каблуки и юбки и не спрятали 🙂
И это — мой протест.
Когда мне было 14-15 лет и в попе буял дух свободы, мы с сестрой, как и многие другие, подались в субкультуры. Мне нравилось ходить в драных камуфляжных штанах и с сумкой с надписью Hate me. Общество так и делало, все были довольны. Сестра ходила в шуршащем черном и вымазывала на глаза по пол-пачки теней. В деревне, где обитает моя бабушка, ходила легенда, что у Лидии Петровны две внучки: одна — ведьма, вторая — цыганская ведьма. Про гОтов и панков там не слышали и применили собственный понятийный аппарат.
Субкультуры, как явление, всегда меня привлекали. Знаки отличия, одежда, специфичные словечки… Это всегда было, но в 20-м веке приобрело воистину гротескный размах. Многих, особенно по молодости и мятежности, привлекает возможность образовать свое маленькое маргинальное общество, пропагандируя ту или иную блажь.
И, конечно же, не берцами едиными живы эти человеческие островки в море «формалов».
А чем? Чем эта дурманящая странность вновь и вновь привлекает кипящие юные умы?

Ощущением вытянутого в сторону общества среднего пальца. Вот чем. Общество пропагандирует определенный стиль одежды, установки поведения, вкусы и стереотипы. Кто-то им соответствует, кто-то нет, кто-то частично… А вот ты — капитально не такой как все и горд этим. Ты не забился в угол, презираемый обществом, а подчеркнул свою инакость и гордо ее несешь.
Подавитесь!

Еще глубже протест и ультимативность поведения всегда обусловлены личными потерями. Тот, кто видел жестокость и лицемерие общества, кто сильно пострадал от равнодушия или ненависти, никогда больше не сможет играть по правилам этого общества. Куда-то этот слом потом прорастет, какой то странностью. Кто-то будет писать музыку или рисовать, кто-то посвятит себя волонтерству, а кто-то просто всю жизнь будет тихо бороться с тем, что его когда-то сломало.
Лет в 25-26 обычно происходит перелом сознания. Часть таки «прогибается под изменчивый мир», состригает хаер и забрасывает берцы повыше на антресоли, стыдливо удаляя себя со всех пикантных фото. Переиграло, да и на работу надо бы уже. Для них это действительно была игра, потому что никакого особенного удара они не пережили, их протест не рос из глубины души.
Но небольшая, сломленная часть, так и остается бунтарями. Этот вот внутренний протест продолжает жить в некоторых до самой смерти. Презрение к формальности, презрение к «так надо» и «что скажут», гордое несение себя другим. Потому что иначе уже невозможно. Конечно, уже не ботинками или цветом волос, а чем-то более взрослым и глубоким. Именно поэтому старые байкеры так восхитительны 🙂

Так что же я? А я отлично знаю, что такое социальная травля и безразличие. Что бывает нечего есть и негде жить. И хорошо помню время, когда приходилось с температурой ползти в аптеку, потому что всем пофиг, что я больна. Или ты встаешь и идешь, или лежишь голодный и в горячке, третьего не дано. Ощущение полнейшей своей ненужности, неважности и бесполезности — худшее, что может пережить человек. Когда у всех есть то, что тебе нужно, но никто и не подумает поделиться с тобой. Даже не потому, что что жалко или нет, а потому что а кто ты такой, чтоб тебе помогать?
И мой неформальный протест продолжился именно мощным позитивным факом в сторону социума, который всегда пропагандировал безразличие на всех уровнях. Постные морды, прикрытые эмоции, помощь только «своим», презрение к слабым или иным, каждый сам за себя…
А что, если мне это всё до сих пор противно? А что если я не в состоянии пройти мимо голодного и несчастного? Хоть человека, хоть животного. Я знаю это вот состояние затравленного зверя, которому неоткуда ждать помощи и не на что надеяться. И я всеми силами пытаюсь хоть для кого-то стать этим вот случайным подарком судьбы, который пришел и помог, когда никто не пришел. Хоть в ерунде, хоть в серьезном горе, знакомому и не очень. Стать неожиданным союзником. Так не принято, но… Но мне не хочется ходить по улицам с каменным лицом, если я хочу улыбаться — я улыбаюсь. Если мне приятен человек, я беру его за руку и говорю, что он мне приятен. Если я хочу помочь, я предлагаю помощь. Я часто говорю случайным людям комплименты. Недоуменные взгляды и неловкие улыбки прилагаются, но чем это хуже камуфляжных штанов?… Это тоже странно и против правил, но ведь приятно осознать, что человек надолго запомнит, что какая-то чудачка сегодня улыбнулась и оценила цвет его глаз?
Таких моментов в моей жизни было очень мало, катастрофически и ничтожно мало, поэтому я стараюсь сделать их для кого-то. Чаще всего эта помощь совершенно ничего мне не стоит, ведь мало кому для счастья не хватает миллиарда. Чаще — времени, сил, ресурсов, доброго слова…
В силу некоторых причин, меня на том этапе жизни унесло в индуизм и жречество. И я осознала, что это — путь. Путь для выхода моей внутренней мятежности и слома, путь для позитивной кармы и добрых дел.
Это — моя личная разновидность камуфляжа.

Поделится этой записью:
 

  • А ведь действительно — неформал Вы! Обладая таким складом ума, знаний, быть вхожей в недоступные для большинства слои, большая часть людей «выше среднего» не справляются със возросшим ЭГО. Видя такую разницу между собой и «людишками» продолжать желать помогать и запросто делать добро. Про «людишек» это я вспомнила комментарий к Вашей статье одного «Возвышенного», который хочет попасть в вашу компанию.Этак уничижительно про непроснувшихся.Много я видела возгордившихся от своего «духовного роста» 🙂

  • Дорогая Милена,
    я не знаю, почувствуете ли вы это, но позвольте окунуться в вашу историю, и прийти, пусть и виртуально, к вам в ваши часы боли. Поддержать за руку, сказать, что вы классная, послать вам чуть-чуть любви, просто побыть рядом. И возможно, та горечь, что была у вас в те часы, немного растворится.

  • Эти статьи уже ваше прошлое. Тем не менее, читаю с удовольствием и, даже с наслаждением.

  • Каждый раз, когда встречаю таких неформалов, восхищаюсь ими до глубины души. Ведь для того, чтобы действительно показать такой масштабный фак всему миру и общественности нужно иметь поистине храброе сердце и сильную волю. Таковы уж механизмы психики: чтобы встать на этот путь неформала необходимо преодолеть одну из составляющих инстинкта самосохранения.

    В моей жизни таких людей сейчас минимум трое. Один из них стал помогать людям после того, как потерял близкого человека, т.к. сожалел, что не сумел сделать того счастливым. Другой после череды своих трагедий помогает оправиться окружающим от травм, пережитых ими. Ну а третьим являюсь я сама. Я на своей шкуре знаю, что такое травля, ненависть и унижение, обесценивание, попытки общества подавить твою личность уничтожить в ней то, что ему не по нраву. Образно говоря, меня вынуждали заткнуть рот. А я решила не только не затыкаться, но и начать горлопанить громче прежнего, заполнить свою жизнь своей же собственной песней до краёв, чтобы все от бытовых предметов и одежды до значимых поступков и решений играло моими красками, чтобы на всем в ней был мой фирменный отпечаток, а балом в ней правила исключительно моя тараканья аристократия.
    Пока что, я ещё на пути к этому. Но уже сейчас я начала помогать людям каким-либо образом:
    Моя жизнь была до чёртиков мрачной, поэтому я много шучу, чтобы наполнить жизнь людей вокруг маленькими моментами веселья и радости. Мои эмоции обесценивали и подавляли — я стала оказывать помощь людям в выражении их чувств. Правда, помочь я успела ещё весьма малому количеству людей и не всем, чем помочь хочется, но рада уже и этому.

Оставить комментарий