Навигация

  • Песочница. Архив Статей и Авторских техник
  • Психология, Размышления и Блоги
  • Контакты и Ссылки
  • Книга Отзывов о проекте Archaic Heart
  • Онлайн гадание

    Про дыру внутри

    Полезная (для меня) эта серия постов с ретроспективой.
    Смог.
    =====
    т.к психологическую внешность (образ, силуэт, портрет — выбери удобное тебе слово) мы не видим, принято считать, что мы внутри:
    — все одинаковые (в целом). Ну, типа, у всех есть голова, две руки, две ноги, тушка — только все на психологическом уровне
    — все «нормальные» (кавычки намерено) и глобально не инвалиды: у всех есть нужное количество конечностей и прочих комплектующих
    А на самом деле — нет.
    В большинстве своем мы покореженные по самое не хочу.
    Этот без ног, у этого половины руки нет, у этой две головы, а та — вообще рассыпается на куски раз в Х времени
    У меня, например, внутри большая дыра.
    Навылет
    Такие появляются, если прошило в самом начале, обычно — до года
    Там, где у других есть важный орган, отвечающий за привязанность, безопасность, ощущение тепла от других, у меня дыра
    Всю жизнь делал вид, что ее нет. И что мне так нормально.
    Но в нее залетал осенний ветер и заунывно звучал тонкими нотами. И я лез на стены
    Я старался очень быстро бежать, чтобы не ощущать ее. Пока есть силы. Но силы всегда заканчиваются. И тогда я падаю на полушаге, всегда неожиданно для себя самого.
    Сворачиваюсь в клубок, чтобы как-то прикрыть дыру. Слушаю, как в ней играет эхо и смотрю в стену. Месяцами, пока не наберусь сил бежать снова.
    Я отворачивался, когда видел людей, у которых вместо дыры есть то, чего у меня никогда не будет. В эти моменты она начинает мелко вибрировать в попытках, которые становятся пытками. Поэтому и отворачивался.
    Еще бывает просто сырая погода. И тогда у меня тянет поломанное плечо и разорванные ребра. Ноет и дыра, там тоже становится сыро и клубится туман. Приходится выжимать себя насухо или ждать солнца, чтобы прогрело.
    Хуже осени бывает только весной, когда в нее влетает свежий зеленый ветер и весело гудит, боломоша и напевая «давай, чувак, весна! ты сможешь!»
    На какое-то время я поддаюсь самообману и потом приземляюсь ебалом об асфальт реальности.
    Снимаюсь болеутоляющими, косяк за косяком.
    Вспоминаю, что страусы не летают и начинаю бежать. Быстро-быстро, чтобы не ощущать дыру. Чем это заканчивается, ты уже знаешь
    Вот такой вот цикл был из года в год:
    — поверить весеннему ветру
    — уебаться
    — летом бежать со всех ног
    — поймать осенний ветер
    — слечь до конца зимы
    — повторить
    Еще я пытался ее наполнить. Что я только туда не пихал. К кому я только ей не прислонялся.Но дыра на то и дыра. Рано или поздно (обычно рано) из нее все выпадает. «Снова не то», — думал я. И шел искать следующий наполнитель.
    Этой весной я ее признал. Перестал от нее убегать. Решил жить со знанием, что у меня навылет. Учиться обходиться с этим фактом: не пихать в нее всякое, чаше просушивать на солнце, слушать, какие мелодии там сегодня напевает ветер
    Она все так же саднит и болит. В ней все так же живут голодная пустота и зависть к тем, у кого есть все то, вместо чего у меня дыра.
    С другой стороны, я понял, что я уже могу справляться и быть собой. Чуваком с дырой насквозь.
    И уже спокойнее принимать тот факт, что она является отличным резонатором.
    Благодаря ей я чувствую состояние других, иногда за тысячи километров, даже по буквам четырехсловной фразы.
    Благодаря ей я могу заглядывать в себя же и видеть, че там как у меня вообще внутри устроено. И не только у меня, мы плюс-минус одинаковы внутри. Ходячий психоанатомический атлас
    А если становиться к ветру чутка под углом и дать ему зазвучать внутри, то рождаются вот такие вот тексты.
    Мог бы, наверное, и в музыку перекладывать, и на холст изливаться. Но как-то исторически получилось, что мне ближе буковки.
    Умею делать ими ветер внутри других. Слишком уж хорошо знаю, как это все звучит во мне.
    Так и живу, человек с дырой насквозь.
    Сейчас, когда признал все это, задумываюсь: а что, если это навсегда?
    — Малыш, ты торгуешься. Тебе все еще сложно принять, что да, это навсегда. Ноги пока еще не отрастают заново. Дыры навылет не зарастают
    — так и будет болеть? Я так и не смогу… Ну бляя…
    — Тише-тише. Да, будет болеть. Да, как другие не сможешь. Но это вопрос выбора. Вспомни, почему предложили исключать из соревнований на бег чуваков с протезами? Тупо начали уделывать всех. Так что сможешь или нет — зависит от тебя.
    — слышу… понял… Спасибо, что ты у меня есть
    — так я же это ты
    — я знаю. За это и благодарю. Справимся.
    — Да. Идем на солнце, снова отсырел
    — Да, идем. В ботсад?
    — В ботсад.
    Яр Громов, 2020

    Перейти к

    Про утешение Про паранойю

    Реклама

    3 комментария

    Написать комментарий
    • Если мы все, с дырами навылет, встанем рядом, то летящий сквозь нас ветер будет превращаться в мелодию… Правда ведь?

    • У всех пустотников такая дыра есть, я полагаю.